75 лет Великой Победы

Нужно помнить, чтобы жить!

В детстве все кажется вечным, кажется, что ничего никогда не закончится – детский смех, ласковое солнце, святая беспечность. Так казалось и мне, когда каждый год 9 Мая, в день Великой Победы, шли по главной площади города ветераны. Много ветеранов, бесконечное шествие. Солнечные лучи, такие яркие и нежные радовали глаз, отражаясь во множестве медалей, которыми были усыпаны их кителя. Они, радостные и счастливые, еще полные сил, утопали в живой аллее. А мы, еще совсем юные и несмышленые, засыпали ветеранов цветами – тюльпанами и сиренью, не осознавая всей важности этого шествия. И казалось – так будет вечно…

Но в суете неумолимо бегущего времени однажды пришлось остановиться – где они, такие яркие и счастливые, где они, герои нашего Отечества? И только тихий «Бессмертный полк» теперь шагает по главной площади… Кануло в вечность, что-то такое огромное, безмерно важное и бесконечное, оставшееся в памяти и в истории… Можно со слезами на глазах вспоминать то беззаботное время, и осознавать, что ветеранов с каждым днем становится все меньше и меньше…

Но что мы можем знать о войне, которую не видели? И что эти слезы в сравнении со слезами 97-летней Марии Спиридоновны, фронтовой медсестры, которая пропускала через себя ужасы войны и боль раненых солдат. «Он плакал тогда, а я рыдаю сейчас, – вспоминает Мария Спиридоновна, вытирая слезы. – Раненый боец рассказывал о страшных боях под Сталинградом, а из его глаз текли слезы, а мы, худенькие хрупкие медсестры, переносили его в госпиталь».

Ветеран Великой Отечественной войны Мария Спиридоновна Казновская родилась 4 апреля 1922 года в селе Кругло-Озерное Кундранской волости Барнаульского уезда (ныне Новосибирская область).

Ангел-хранитель оберегал Марию с самого детства. Еще задолго до войны она однажды не пошла с отцом на работу. В ту ночь отец погиб от рук налетчиков.

«Отца пригласили работать охранником в новый магазин. Он обустроил мне там местечко, где я делала уроки и спала, а утром уходила в школу. В ту ночь я с ним не пошла, как кто-то меня остановил. В школе мне сказали, что отца убили. Я побежала к магазину и увидела – лежит на снегу мой папа, а голова пробита топором. Жить было не на что, и мать моя ушла в родовое село, а меня взяла на воспитание тетка», – рассказывает Мария Спиридоновна.

Девушка закончила семь классов и устроилась работать библиотекарем. Но денег не платили, и 17-летняя Мария уехала трудиться в районный центр. Позже с подругами Мария уехала в Новосибирск, в училище, и окончила курсы по подготовке медицинских сестер.

Там и застало 19-летних девушек известие о начале войны, и, не раздумывая, с удостоверениями об окончании медицинского училища подруги пошли в военкомат: «Война уже шла. Враг наступал. Мы очень переживали, что нас не возьмут на фронт. Так и случилось. Отвечали, что нет запроса. Несколько дней мы приходили в военкомат, и однажды нам сказали, что есть запрос, правда в глубокий тыл, в город Прокопьевск, Кузбасс. Мы согласились».

Так Мария Спиридоновна оказалась в 1814-м эвакуационном госпитале в Кемеровской области.

Шел 1942-й год. Когда немцы подступили к Москве, пошла добровольцем на прифронтовую полосу вместе со всем составом госпиталя.

«Нас погрузили в вагоны и повезли. Ехали мы пять суток и прибыли в Мытищи. Налетели немецкие самолеты, начали бомбить, мы прятались под вагонами. Наши зенитки отогнали врага, и наш эшелон не тронули. Ночью нас привезли в Волоколамск. Мужчин-санитаров не было. Все держалось на наших хрупких плечах. Нам приходилось на себе таскать раненых и тяжелые железные кровати, доставшиеся со времен Первой мировой войны, помощи просить не у кого. Мы не плакали, не жаловались, не болели. Нас никто ничего не заставлял делать, мы знали, что мы должны, мы обязаны, во имя Родины, – продолжала делиться воспоминаниями Мария Спиридоновна.

Что врезалось в память – так это наши грузовики. Мы на них объехали пол России, Украину, Белоруссию. И никогда колеса не пробивались, мотор не отказывал. Я думала, что машины вообще никогда не ломаются, – улыбнулась Мария Спиридоновна. – Мы на них объездили всю войну. Наши войска продвигались, мы опять загружались и ехали. Куда войска, туда и мы».

Сколько городов прошли – не считали. Названий не запоминали. Но женщина-ветеран всегда будет помнить очень тяжелый бой, где-то под Смоленском, и сотни раненых: «Наш госпиталь на 300 человек был. А к нам больше 600 человек поступило раненных. Мы, конечно, трое суток не ели, не спали, не отдыхали. Какой-то ящик стоял, я села на ящик, так и отключилась».

В 1945 году подвижной госпиталь прибыл в польский город на границе с Германией – Быдгощ. В госпитале, откуда бежали немцы, и простояли до конца войны: «Помню, 8 мая поляки ходят, радуются, обнимаются. А мы в окно смотрим и полный госпиталь раненых. Мы даже не поняли, что война закончилась и немцы капитулировали. Кто мог, тот поднялся, все праздновали Победу и плакали. Но демобилизовали нас только в ноябре 1945-го. Надо было долечить всех и поднять на ноги».

После войны тетя подруги устроила девушек учиться в Кишинев на следователей. Но на первом же судебном заседании Мария Спиридоновна убедилась в своем главном предназначении – ее миссия лечить и спасать людей.

Мария уехала в город Рени работать медсестрой в портовую амбулаторию. Там и познакомилась с будущим мужем – пограничником Алексеем Нестеровичем Казновским. В 1960-м году семейная пара переехала жить в Тирасполь, где Мария продолжила работать медсестрой в Доме ребенка, затем – в Доме престарелых.

В 1989-1992 годах Мария Спиридоновна отстаивала права многонационального приднестровского народа. Участвовала в женском забастовочном движении и боевых действиях по защите Приднестровской Молдавской Республики.

Мария Спиридоновна вспоминает, как сидели в окопах и свистели пули, но ангел-хранитель и на этот раз оказался рядом. Ветеран прошла всю Приднестровскую войну.

Время берегло Марию Спиридоновну. Она всегда была глубоко верующим человеком, может, по ее словам, это и спасало ей жизнь. В свои 97 лет бывшая фронтовая сестра обладает прекрасной памятью и здоровьем, она помнит все происходящее с ней с 20-х годов прошлого столетия.

Среди наград фронтовой медсестры – Орден Отечественной войны II степени, медали «За боевые заслуги», «За победу над Германией». Мария Спиридоновна переживает, что в наше время часто перекраивают историю Великой Отечественной войны, когда победителей именуют оккупантами, а героями становятся предатели. Ведь подвиг совершили все, кто даже и не сумел нанести какой-либо урон врагу. Это общая Победа всех, кто пал и кто победил. Это Победа и тех, кто в тылу ковал оружие, шил одежду, производил продукты питания. Самая главная Победа тех, кто ждал и дождался, а может и сегодня продолжает ждать не вернувшихся с поля боя.

И, действительно, важно сохранить связь поколений и не допустить, чтобы подвиги на фронтах, в тылу, на операционном столе в госпиталях стерлись из памяти современников. Нужно помнить, чтобы жить!