История

8 сентября – День Бородинского сражения

«Через пять лет я буду господином мира. Осталась одна Россия, но я раздавлю ее», – с этими словами Наполеон и его 600-тысячная армия перешли российскую границу.

С начала вторжения французской армии на территорию Российской империи в июне 1812 года русские войска постоянно отступали. Быстрое продвижение и подавляющее численное превосходство французов лишали возможности главнокомандующего русской армией, генерала-от-инфантерии Барклая-де-Толли, подготовить войска к сражению. Затянувшееся отступление вызвало общественное недовольство, поэтому император Александр I сместил Барклая-де-Толли и назначил главнокомандующим генерала-от-инфантерии Кутузова.

Однако и новый главнокомандующий избрал путь отступления. Стратегия, выбранная Кутузовым, была основана, с одной стороны, на изнурении противника, с другой – на ожидании подкреплений, достаточных для решающего сражения с армией Наполеона.

3 сентября русская армия, отступавшая от Смоленска, расположилась у села Бородино, в 125 км от Москвы. Кутузов решил дать генеральное сражение; откладывать его дальше было невозможно, так как император Александр требовал от Кутузова остановить продвижение императора Наполеона к Москве.

Замысел главнокомандующего русской армией Кутузова состоял в том, чтобы путём активной обороны нанести французским войскам как можно большие потери, изменить соотношение сил, сохранить российские войска для дальнейших сражений и для полного разгрома французской армии. В соответствии с этим замыслом был построен боевой порядок российских войск.

Позиция русской армии на Бородинском поле имела длину около 8 км и выглядела как прямая линия, идущая от Шевардинского редута на левом фланге через большую батарею на Красном холме, названную позднее батареей Раевского, село Бородино в центре, к деревне Маслово на правом фланге.

Прологом Бородинского сражения стал бой за Шевардинский редут 5 сентября.

Великая армия Наполеона потеряла в Шевардинском сражении около 5000 человек, приблизительно такие же потери понесла русская армия.

Сражение при Шевардинском редуте задержало французские войска и дало возможность русским войскам выиграть время для завершения оборонительных работ и построить укрепления на основных позициях. Шевардинский бой позволил также уточнить группировку сил французских войск и направление их главного удара.

Бородинская битва началась в 5 часов утра. Решающие бои развернулись за Багратионовы флеши и батарею Раевского, которыми французам удалось овладеть ценой больших потерь.

В общей сложности в боях за флеши приняло участие около 60 000 французских войск, из них было потеряно около 30 000, около половины – в 8-й атаке.

Французы сражались в боях за флеши ожесточённо, но все их атаки, кроме последней, отражались значительно меньшими силами русских. Концентрацией сил на правом фланге Наполеон обеспечил 2 – 3 – кратное численное превосходство в боях за флеши, благодаря чему, а также вследствие ранения Багратиона, французам всё же удалось отодвинуть левое крыло русской армии на расстояние около 1 км. Этот успех не привёл к тому решительному результату, на который рассчитывал Наполеон.

Направление главного удара «Великой армии» сместилось с левого фланга в центр русской линии, на Курганную батарею.

После занятия французскими войсками батареи Раевского битва стала затихать. На левом фланге французы проводили безрезультатные атаки против 2-й армии Дохтурова. В центре и на правом фланге дело ограничивалось артиллерийской перестрелкой до 7 часов вечера.

Бородинское сражение является одним из самых кровопролитных сражений XIX века и наиболее кровопролитным изо всех, бывших до него. Каждый час на поле погибало 2500 человек. Неслучайно Наполеон назвал битву под Бородино своим самым великим сражением, хотя его результаты более чем скромны для привыкшего к победам великого полководца.

Главным достижением генерального сражения при Бородине стало то, что Наполеон не сумел разгромить русскую армию. Но в первую очередь Бородинское поле стало кладбищем французской мечты, той беззаветной веры французского народа в звезду своего императора, в его личный гений, которая лежала в основе всех достижений Французской империи.