Новости

«Еще не воины, уже не дети…» Новое пополнение Вооруженных сил проходит курс молодого солдата. (ЧАСТЬ 1)

Прямо на припорошенной первым снегом траве – брезентовое покрытие. На нем – автоматы Калашникова в разобранном состоянии. Лица молодых солдат сосредоточены: из деталей нужно очень быстро и правильно собрать личное оружие. Для новичков задача не простая: максимум, что большинство из них собирало в совсем недавней гражданской жизни – это игрушки-паззлы или вообще картошку с домашнего огорода. Но теперь – все по-другому. Теперь у них началась новая жизнь. Идет третья неделя курса молодого солдата…

«Пришли молодые люди, многие не знают об армии ничего, – говорит младший сержант Роман Верченко. – Мы должны все им рассказать, показать, научить – подготовить для дальнейшей службы в подразделениях».

Роман Верченко служит уже почти год. Для армии – это большой срок, он уже, как говорится, «старослужащий». Но прекрасно помнит, как сам впервые попал в казарму: «Я пришел 28 декабря, такой же юноша зеленый, в такую же зиму, и так же не понимал, что я здесь делаю. Но потом руководители моего «карантина» так же помогали, так же учили меня, как я теперь ребят. Что-то и у меня не получалось, где-то мне подсказывали, где-то я сам интересовался. И как-то незаметно всё проще стало. И к концу курса молодого солдата я уже четко знал, что я здесь делаю и что буду делать в армии в дальнейшем».

Поначалу большинство молодых напоминает вывалившихся из гнезда птенцов: не то, чтоб летать орлами – ходить еще толком не умеют. Их надо всему учить заново: как правильно шагать, есть, говорить и – для многих самое сложное – просыпаться по утрам.

«Первые дни очень непривычно было, – говорит молодой солдат Александр Згеря. – Я привык, что я просыпаюсь в 10 – 11 утра, спокойно себе иду на пары в институт. А тут команда «Подъем!», в 6 утра – и тебе буквально за минуту нужно одеться, собраться, выбежать на плац, и полчаса идет зарядка. Бег, кросс – поначалу очень сложно было, сильно хотелось домой, потому что, в первую очередь, морально ты не свыкся с этим. Но со временем привыкаешь, входишь в колею – и начинает все получаться».

«Утром – подъем, физкультура, завтрак, – перечисляет другой «молодой», Виктор Глинка. – Потом – маршируем, учимся, дисциплину усваиваем. Чистота чтоб была в казарме. Жизнь сильно отличается от гражданской. Дома было лень вставать, неохота постель заправлять – а тут уже армия научила, чтоб было чисто, порядок и сам был чистый, опрятный. Всё культурно!»

«В первые дни, конечно, далеко не все получается у ребят, – улыбается сержант Верченко. – Они поначалу элементарно даже ходить не умели – по плацу маршировать. Теперь уже есть прогресс. Если они раньше просыпались, собирались за 10 – 15 минут, кто-то еще говорил: «Мама, я не хочу в школу!» – то сейчас они уже добросовестно, быстренько просыпаются, одеваются, выбегают на физическую зарядку. Они знают, что их ждет в течение дня. Это тяжело с непривычки – но они должны пройти этот курс молодого солдата. И, я думаю, они пройдут его с успехом».

«Курс молодого солдата нужен для того, чтоб дать ребятам толчок, чтоб им легче служилось в дальнейшем, – объясняет командир роты молодого пополнения лейтенант Александр Рудой. – Чтоб привыкли утром просыпаться. Сейчас они не адаптировавшиеся еще. К примеру, солдату нужно на подъем две – три минуты, чтоб собраться, одеться, выйти на плац. Молодым на это требуется 10 – 15 минут минимум, и то с учетом того, что мы их подгоняем: «Давайте быстрее, вы уже в армии, отвыкайте от гражданской жизни понемногу!» Этот курс нужен для адаптации к дальнейшей службе».

При молодом пополнении – постоянно и неотлучно сержанты и командиры. Обычно для выполнения такой важной задачи, как обучение новичков, командируют самых лучших и подготовленных. Роль у них непростая: для новобранцев они должны быть и заботливыми няньками, и строгими наставниками, и чуткими психологами, если нужно. А, как правило, нужно.

«С ребятами, конечно, непросто, особенно первые две недели – все скучают, там дом, мама любимая девушка, – рассказывает командир роты молодого пополнения. – Многие, просыпаясь, еще думают, что это всё сон, не понимают, куда они попали и что с ними происходит, они растеряны. И вот эти первые две недели – это самое сложное, это нужно преодолеть».

«Есть люди, которым тяжело дается это все, а кому-то полегче – все равно стараемся уделить внимание каждому, – уверяет Роман Верченко. – Конфликтные ситуации мы стараемся предотвращать. Элементарно даже, если кто-то кого-то обозвал – это сразу пресекаем и говорим, почему так делать нельзя. Мы стараемся прививать им такую идею: «Один за всех и все за одного!» Они все – единый коллектив. Каждый друг за друга отвечает, им друг без друга просто невозможно существовать. Они везде вместе, строем: нет такого, чтоб разбежались по своим углам, по своим делам. У них есть четкий распорядок дня, которому они следуют и подчиняются».

«Большинство со временем адаптируется, – говорит Александр Рудой. – Для того мы здесь и нужны, чтоб им позитивный настрой дать, чтоб им было легче в дальнейшем, направить на верный путь. Чтоб не думали о том, чтоб, например, самовольно покинуть воинскую часть – для этого мы Уставы изучаем, знакомим с уголовной ответственностью, которую они могут понести в случае совершения неправомерных действий… Редко так бывает, чтоб люди только встретились – и сразу друзья. Конечно, они переживают какие-то трудности, возникают конфликты между собой – но мы этого не допускаем, поскольку всегда рядом с ними находимся, мирно решаем все вопросы, в итоге они жмут друг другу руки. Они уже понимают, что они единое целое, никуда друг от друга не денутся – и, конечно, находят общий язык между собой, друг за друга стоят, помогают, подсказывают».

«Молодые» опеку старших воспринимают с благодарностью. Они прекрасно понимают, что без наставников в этой новой, абсолютно неведомой жизни – попросту никуда. «Делай, как я» – это старый, как мир, армейский принцип.

«Старшие, командиры подсказывают, что неправильно, а я уже прислушиваюсь и беру пример с них, – говорит Виктор Глинка. – Если что-то не получается – смотрю на них и исправляю ошибки».

«Если бы не они – мы не умели бы ничего, – признается Александр. – Ни маршировать, ни Присягу не знали бы – это они нас тренируют. Мы очень довольны тем, что они обладают хорошими знаниями, навыками преподавательскими. Сержанты Бутов, Верченко, Полиенко – они буквально сейчас как наши родители! Они нас учат всему – учат подшиваться, учат дисциплине, учат порядку – всему, что сами знают и умеют».

А изучить нужно многое. До принятия Воинской присяги осталась буквально неделя. Текст они уже цитируют назубок. Но для того, чтобы стать полноценными единицами сплоченного воинского коллектива нужно освоить немало других армейских премудростей: азы тактической, огневой, общегосударственной, строевой, физической подготовки.

«Очень много учим, – говорит Александр Згеря. – Уставы, учим определения разные, шагаем строем – всего просто не перечислить». «Сегодня изучали сборку-разборку автомата, – рассказывает его товарищ, Виктор. – Через неделю будут стрельбы – учились, как правильно стрелять, как правильно ложиться, оружие держать. Оказывается, есть несколько положений для стрельбы: лежа, полусидя, с колена…»

«Проводим занятия по тактической подготовке, по топографии, учим их маршировать, – перечисляет сержант Верченко. – Готовим к принятию Присяги, чтоб они не опозорились перед гостями, к родителям вышли не простыми юношами, какими они призывались, а уже доблестными защитниками Родины!»

И все это нужно освоить за месяц, в течение которого длится курс молодого солдата. Конечно, тем, кто в гражданской жизни не ленился, занимался спортом, научился организовывать свое время – все дается проще.

«Если б знал заранее, как оно все будет – я бы за полгода до армии, наверное, занялся физической подготовкой, – говорит Александр Згеря. – Вот опять же, если брать советские стандарты, то там это было обычным делом, даже на уроках физкультуры проводились такие занятия, каждый парень уже умел в то время все то, что мы сейчас только учимся делать в армии». «Я дома тренировался, бегал, – рассказывает Виктор Глинка. – Вот с подъемом проблема, конечно, была – но уже привык. А дома я занимался – брусья, бег, подтягивался, занимался спортом – и для себя, и к армии готовился».

«Чтоб легче прошла адаптация, нужно, само собой, каждый день утреннюю зарядку делать, вставать пораньше, привыкать питаться по распорядку, – советует лейтенант Рудой. – Иначе потом тяжело, когда еще организм не проснулся – а тебе надо делать разминку, бегать трусцой и так далее. Это очень тяжело».

Но все трудности преодолимы, если есть правильный, позитивный настрой и нацеленность на результат, – уверен сержант Верченко: «Для того, чтобы служить в армии, не нужно особых качеств каких-то, не нужно быть великим спортсменом. Нужно просто желание. Если оно есть – всего можно добиться. Вам все подскажут, всему, что требуется, научат. Нужно только желание научиться и немного усилий. Без труда рыбку из пруда не вытянешь. Есть для этого кадры, есть квалифицированные специалисты, офицеры опытные, сержанты. Для тех, кто только собирается в армию, хочу сказать: нечего бояться! Вы ко всему привыкнете. Здесь четкий распорядок во всем, ничего лишнего. Дисциплина – залог успеха. Не бойтесь, идите в армию, она поможет в дальнейшей жизни. У меня раньше были проблемы с собранностью, с дисциплинированностью. Но в первые же месяцы все наладилось. Ты просто не можешь себе позволить делать что-то лишнее: у тебя есть задача – ее надо выполнять. Вот и всё».

И, без сомнения, важна мотивация: это подтвердит любой психолог. Если парень идет в армию осознанно, с желанием пройти эту мужскую школу жизни – у него обязательно все получится.

«Я, если честно, еще с 13-ти лет мечтал служить в армии, – делится Александр Згеря. – Когда мне исполнилось 18, я поступил в институт и, отучившись три года, перевелся на заочное отделение – и пошел в армию. Потому что, на мой взгляд, после трех лет в институте теория пройдена, уже идет практика – а я просто хотел, как мой отец, как мой брат, отслужить срочную службу в рядах Вооруженных сил ПМР. Для меня это честь, после армии человек выходит уже ответственным, серьезным – уже взрослым человеком, готовым к жизни. Без такой подготовки – это совсем не то. Армия – это долг, это честь, так нужно! Мой дед воевал в Великую Отечественную, дошел до Венгрии, – с гордостью продолжает Саша. – Меня воспитывали в таких традициях».

«Окончил 11-й класс – пришла повестка, – вспоминает Виктор Глинка. – Прошел медкомиссию – по здоровью все хорошо. А я с детства любил автоматы, там, оружие разное. И все вокруг говорили – друзья, которые служили, офицеры знакомые – что в армии хорошо служить, оттуда выйдешь мужчиной. У меня был выбор: идти учиться или в армию? Я подумал: я молодой еще, мало что знаю – а армия учит жизни. И 26 ноября призвался в Вооруженные силы. Был рад, но немного боялся: вдруг что-то не получится. Но пока все получается. Есть, конечно, и трудности – но я уже лучше все усваиваю. У меня все мужики в семье служили – чем я хуже?»

А на ближайшие полтора года их семья – армейский коллектив. И ребята это уже хорошо понимают. «Уже очень много друзей появилось, – говорит Александр Згеря. – Нас 25 человек здесь – и мы друг за друга горой! Армия это что такое? Это умение выполнить поставленную перед тобой задачу. С ребятами мы – один за всех и все за одного!»

Уже через неделю, после самого торжественного для солдата события – принятия Воинской присяги – «молодых» распределят по местам службы. «Конечно, прежде всего учитываются физические данные бойца, – поясняет лейтенант Рудой. – Также учитывается и его образованность – к нам прибывают некоторые после колледжа, после института. Если парень более образован – ему, конечно, легче служить, и таких распределяют в более специализированные войска – где нужно больше думать головой. Ну, и из нужд армии тоже исходят: если где-то не хватает личного состава – туда определяют молодое пополнение».

Впрочем, ребята уже примерно знают, где именно пройдет их служба. «Говорят, что в танкисты я попадаю, – открывает нам Виктор Глинка. – Это, конечно, нормально. Но я бы хотел больше в разведчики. У спецподразделений полевые выходы интересные». А вот Александр Згеря – как раз будущий разведчик. Именно об этом он и мечтал: «Я несколько лет занимался военно-патриотическим воспитанием, мы ходили в лес, в походы, два раза в год слеты «Разведчик» проходили. Там все по программе спецподразделений, но, так как мы молодые ребята были, для нас все не так жестко было, как в настоящем спецназе. И вот мне очень нравилось маскироваться, прятаться, выходить на заданный маршрут с картой. И я для себя принял решение пойти служить в разведку».

…Они еще не воины, но уже и не дети. И четко понимают одно: их жизнь теперь навсегда изменилась. Прежними они больше не будут: через 18 месяцев за ворота части выйдут настоящие мужчины, защитники Отечества. А дома их будут ждать те, кто любят.

«Вот как в Советском Союзе считалось, что если парень отслужил, то он становится настоящим мужчиной, – улыбается Александр Згеря, молодой солдат. – И девушки, как правило, обращали внимание на военнослужащих, офицеров – это все-таки элита, люди грамотные и очень серьезные. Меня тоже дома ждет девушка, Маша, очень скучаю по ней! После Присяги будет увольнение, и первым делом сразу же побегу к ней. Она очень нервничала, когда я сказал ей, что пойду служить – но у нас настоящая любовь, и она будет ждать, и ждет!»